трудоустройство молодых специалистов, резюме молодых специалистов, вакансии выпускникам, стажировки выпускникам, стажировки молодых специалистов, вакансии молодым специалистам, резюме выпускников, вакансии начинающим
"За дополнительное образование должны платить работодатели"
Владимир ВАЛЕНТИНОВ, проректор Государственной академии инноваций:

Раз в 5 лет каждый сотрудник обязан, как требует Гражданский кодекс, пройти курс дополнительного обучения, повысить квалификацию. Это до 5 млн учащихся. Учебные заведения вправе рассчитывать на помощь государства, обучая его граждан. Какую именно?
На днях состоялась конференция "Дополнительное профессиональное образование и социально-экономическое развитие регионов". В этом мероприятии приняли участие представители Министерства образования и науки РФ, Федерального агентства по образованию, Федеральной службы по надзору в сфере образования, а также Торгово-промышленной палаты РФ и Российского союза промышленников и предпринимателей.
- Система ДПО существует за счет самофинансирования, - уточнил проректор Государственной академии инноваций, гендиректор Союза руководителей учреждений и подразделений дополнительного профессионального образования и работодателей Владимир Валентинов. - Но в то же время она живет и работает под контролем государства. Поэтому мы сочли необходимым собрать на конференции представителей госструктур и преподавателей, дать им возможность услышать друг друга. На наше приглашение откликнулись почти 200 человек. Что особенно важно, приехали представители 49 регионов. Если у столичных преподавателей есть постоянный и легкий доступ к информации, то наши коллеги в регионах явно испытывают в ней недостаток. Для некоторых подобные встречи - единственная возможность узнать последние новости, обсудить проблемы и узнать позицию властей. Мы готовы, и это обсуждалось на одной из секций конференции, создать систему общественно-профессиональной аккредитации не учреждений, но образовательных программ. Сегодня это главная задача. Наш заказчик - конкретный работодатель, который платит деньги за подготовку своих специалистов. Конечно, система ДПО должна ориентироваться на его запросы, но при этом образование должно быть качественным, а значит - отвечать определенным стандартам. Если учебное учреждение хочет выдавать документ государственного образца, то технология обучения должна быть аккредитована в соответствии со всеми государственными требованиями. В том случае, если таких намерений нет, учреждение может просто использовать лицензию на право образовательной деятельности. Учитывая, что государству трудно уследить за работой всей системы ДПО, а в нее входит более 3 тысяч учреждений, мы сами готовы привлечь к работе профессионалов - ректоров, проректоров, деканов. Мы готовы самостоятельно разработать перечень показателей и создать систему общественно-профессиональной аккредитации, как это делается во всем мире. Эта система должна не противоречить государственной, а помогать ей.
- В чем именно?
- К примеру, сегодня государство практически не контролирует учебные программы "72 часа" и "100 часов". Почему не отдать эти программы в руки общественности? А дальше встает вопрос доверия. Если система ДПО себя зарекомендовала, если она прозрачная, гласная, помогает государству, то контролировать ее деятельность нужно лишь выборочно, не тратя лишних бюджетных средств на проверки. Такова принципиальная позиция Союза ДПО, в который кроме московских входят учебные учреждения еще 5 регионов.
- Владимир Валентинович, вы говорили, что были попытки обратиться за помощью к государству. Каков результат?
- Государственная лестница многоступенчатая. Когда мы обращались к чиновнику среднего уровня, в своих отказах он ссылался на невозможность убедить вышестоящую инстанцию. Когда же нам удавалось "выйти наверх", нам объясняли: "рады помочь, но аппарат все "замотает". Попытки мы прекратили, но помощь по-прежнему нужна. В первую очередь, необходимы изменения в нормативно-правовой базе, поскольку она не "стыкуется" со многими другими законодательными актами: с Гражданским и Налоговым кодексами, с Законом о закупках. К примеру, такой момент: есть профессор в вузе и профессор в системе ДПО. Почему они получают разную заработную плату? Так диктует закон. Почему у ректора вуза и ректора ДПО совершенно различные "социальные пакеты"? Такое неравенство опять же установлено законом. И это несмотря на то, что оба имеют профессорское звание, присвоенное одним ВАКом. Мы много раз пытались ликвидировать дискриминацию, но безуспешно.
- Почему же система дополнительного образования стала "нелюбимым ребенком" государства?
- Думаю, от непонимания роли дополнительного профессионального образования. Сегодня 30% выпускников высшей школы не идут работать по профессии. А государство их бесплатно учило, финансировало программу содействия трудоустройству выпускников. Получается, что средства были затрачены дважды - сначала на учебу, а потом на переобучение. Если специальность, которой обучали в вузе, нужна для стратегических целей государства, то необходимо обеспечить работой тех, кто ее освоил. Такая ситуация складывается потому, что у вузов нет заказчика, рынок образования не учитывает запросы рынка труда. Программы вуза соответствуют государственным стандартам, они стабильны, и меняются не чаще, чем 1 раз в 5 лет. Совсем иная ситуация в системе ДПО. У нас есть конкретный заказчик - работодатель, а под каждую группу создана своя программа, согласованная с заказчиком, поскольку он платит деньги за обучение. Проще говоря, на рынке дополнительного обучения есть конкретный потребитель.
- Почему же на него не работает вся система?
- Раньше заказчиком выступало государство, поскольку иных предприятий просто не существовало. Если сегодня вернуться к системе распределения, то это целесообразно только по тем специальностям, которые должны заказываться государством как стратегически необходимые. В новых условиях спрос на подготовку по профессиям удовлетворяют не столько вузы, сколько система ДПО. Но и у нас есть сложности, а точнее мы оказываемся в центре конфликта интересов работника и работодателя. Дело в том, что Гражданский кодекс предусматривает необходимость периодического обучения специалиста каждые 5 лет. Но нет законодательного акта, обязывающего работодателя обеспечить своим сотрудникам такую регулярность учебы. Руководитель предприятия оплачивает учебу персонала из прибыли. В крупных корпорациях поняли необходимость обучения, создают собственные учебные центры. Только в большинстве таких центров получают не образование, а обучение.
- Чем система ДПО может помочь малому предпринимательству?
- Мы работаем с малым бизнесом, но "охватить" все предприятия очень сложно. Причина в разрозненности этого бизнеса, он очень распылен, неорганизован. С крупными фирмами мы сотрудничаем через РСПП. Есть определенные подвижки в переговорах с "ОПОРОЙ РОССИИ" и с Департаментом поддержки и развития малого предпринимательства. Однако рано говорить, что мы, "обнявшись, идем к общей цели". Чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону, в комплекс межведомственных мероприятий мы записали: внести предложение в Госдуму о необходимости изменений нормативно-правовой базы, объединить интересы рынка труда и рынка образовательных услуг (с учетом интересов не только столицы, но и регионов).
- Какие-то подвижки в ходе конференции произошли?
- Прежде всего, они в том, что высокопоставленным чиновникам пришлось отвечать на вопросы профессиональных преподавателей в неформальной обстановке. Здесь они чувствовали себя иначе, чем в собственных кабинетах (куда, кстати, не так просто попасть). В частности, речь шла о 610-м постановлении правительства. В нем сказано, что для повышения квалификации нужно пройти курс "в 72 часа". Если образовательное учреждение проводит меньший курс, с него взимаются налоги. Во всем мире существуют образовательные модули, позволяющие набрать любое количество часов. В нашей стране такой подход не используется. Человек может обучаться в различных вузах - 20-часовой модуль в США, 8-часовой в Германии и т.д. Потом по сумме часов можно получить диплом. Наше законодательство предписывает обучение "в 72 часа" только в одном заведении. Почему? Ответа мы не получили. Никто из чиновников не смог объяснить и разницу в оплате работы преподавательского состава. Пока нет решения другой проблемы - заочная и очная форма образования. Программы по 72, 100, и 500 часов можно проходить заочно, но программу в 501 час уже нужно осваивать только аудиторно. Зачем такие ограничения? Ответа мы не получили. Есть проблема пополнения преподавательских рядов. При низкой заработной плате и небогатом социальном пакете молодые специалисты не идут работать в систему ДПО, а основные кадры стареют.
Еще один вопрос: будет ли вложение бюджетных денег в телекоммуникационное обеспечение. Раньше все институты повышения квалификации существовали при отраслевых министерствах, что являлось источником их технического оснащения. Эти связи разрушены, и сейчас материальная база тоже стареет, а помещения часто приватизируются и уходят из системы ДПО. И еще: мы лишены возможности заработать дополнительные деньги. К примеру, сотрудник фирмы хочет пройти курс обучения, но у руководителя есть только часть средств - недостающую сумму работник готов вложить сам. Но мы не имеем права обучать человека на таких условиях. Для учебного заведения подобное финансирование именуется "двухканальным" и недопустимо. В результате - страдаем мы, упуская доход, и бизнес (особенно малый) лишается возможности обучить еще одного сотрудника. Ну а работодатели не спешат учить своих работников, им проще переманить хорошего, уже обученного (нами же) спеца у конкурента. Так "просто и дешево" решается задача пополнения кадров.
- Как все-таки складываются отношения с государством?
- В чем-то оно помогает. Например, с некоторых пор учебную программу утверждает проректор, а не министерство. Уже стало легче дышать! Зарабатывать мы должны на работодателе, который платит за обучение персонала. Но чтобы учеников прибавилось, директора предприятий должны оплачивать наши услуги не из прибыли. Вот мы и вернулись к тому, с чего начали нашу беседу: надо менять законы.
Беседу вели
Елена РАЙК, Ирина ТАРАСОВА
    Copyright© ООО <Институт системного анализа социальных проблем мегаполисов>