трудоустройство молодых специалистов, резюме молодых специалистов, вакансии выпускникам, стажировки выпускникам, стажировки молодых специалистов, вакансии молодым специалистам, резюме выпускников, вакансии начинающим
Принципы или карьера
Рассказ о девушке Наташе, которая столкнулась с несправедливостью со стороны руководства. ------------
Начальник всегда прав — таков неписаный закон офисной жизни. А если он все же... не прав? Если его поступки непорядочны, бесчестны? Стоит ли вступать в конфликт, рискуя потерять работу?

Переход на новую работу в коммерческое архитектурное бюро дался Наташе нелегко. Она нелюдимый, довольно сдержанный человек, с большим трудом сходится с новыми людьми, но тут осуществилась ее давняя мечта. Строгая начальница, лично проводившая собеседование, улыбнулась и сказала Наташе в конце встречи: «Ваши профессиональные качества выше всяких похвал. Мы вас берем!». Наташа летела домой как на крыльях. Ее оценили! На старой работе она тащила на себе весь отдел, а относились к ней как к рядовому сотруднику. Здесь же сразу поняли, что она дорогого стоит. Наташу переполняло чувство гордости и благодарности к новой начальнице. «Сразу видно, что она человек умный и опытный, — рассуждала Наташа, — пустой болтовни не любит».

В коллективе Наташу приняли неплохо. Конечно, поначалу присматривались к новому руководителю отдела, которого нашли на стороне. Те, кто метил на эту должность, затаили обиду. Но Наташа, окрыленная похвалой начальницы, взялась за дело, засучив рукава, и со временем подчиненные приняли нового руководителя. Наташа оставалась закрытой, не вела душевных разговоров с коллегами, пресекала любые их попытки смешивать работу и личную жизнь.

Подчиненные порой обижались, но все же видели, что Наташа последовательна в своих принципах. У нее не было ни любимчиков, ни мальчиков для битья. Постепенно ее беспристрастность стала нравиться сослуживцам. Наташа была счастлива. Ее уважают и те, кем она руководила! С новой начальницей тоже все было замечательно. Она хвалила Натащу за показатели отдела, за трудовую дисциплину: никаких срывов сроков, никаких существенных ошибок в проектах.

Но вдруг началось что-то странное. Начальница стала выражать недовольство одним из инженеров, находившихся в Наташином подчинении. Один раз Наташа молча, переделала сама, хотя, на ее взгляд, проектное решение было правильным. В другой — передала работу одной из сотрудниц. Она не понимала, что происходит: работал Симаков добросовестно, лучше многих. Незначительные изменения, которые Наташа вносила сама или просила сделать это других сотрудников, в целом не влияли на качество разработки. Когда наступила пора расписывать оплату за проекты, Наташа большую часть выписала Симакову, а тем, кто дополнял его работу, прибавила небольшую поощрительную сумму. Но начальница перечеркнула ведомость, возразив, что Симакову не за что платить. Наташа вернулась в кабинет ошарашенная. Она с детства была за справедливость и не понимала, как же можно так поступать с человеком, который, по сути, вытянул на себе половину проекта.

В день зарплаты по отделу пошел нехороший шумок. Одни сотрудницы визжали от восторга, получив огромные суммы, а инженер Симаков был, по меньшей мере... удивлен. Все это начали живо обсуждать, и тут Наташа впервые пожалела о том, что не участвует в разговорах о «личном и наболевшем». Может, тогда ситуация стала бы ей ясна.

В следующем месяце в работе отдела стали происходить совсем уж непонятные вещи. Симаков отказывался от любых проектов и передавал их своему другу. После инцидента с оплатой у Наташи язык не поворачивался давить на него. Работа была по-прежнему сделана хорошо, нареканий у начальства не вызывала, и Наташа быстро догадалась, что на самом-то деле ее выполнял сам Симаков. Тут она догадалась, что дело совсем не в работе, а в чем-то личном.

В день зарплаты друг Симакова демонстративно отдал ему часть полученных денег. Никто из коллег не удивился, все приняли этот поступок как должное и продолжали спокойно работать. Наташу покоробил такой расклад, отдававший дворцовыми интрижками. Она захотела пойти к начальнице, чтобы поговорить об этом. Но она сама вызвала Наташу в кабинет. Она попросила Наташу подготовить докладную записку о профессиональной непригодности инженера Симакова. Наташа начала возражать, ведь таковым Симакова не считала. Наташа вернулась к себе в кабинет, еле сдерживая слезы. Сомнений не было: шефиня по каким-то субъективным соображениям хочет уволить Симакова. Допустим, чтобы поставить на его место своего человека. Мало того, ей непременно надо было сделать это грязное дельце Наташиными руками!

Тут Наташа решила поговорить со своей секретаршей Юлей, чтобы выяснить, в чем дело. Ситуация, ошеломившая Наташу, любому сплетнику показалась бы банальной интрижкой. У Симакова был мимолетный роман с начальницей. Но поняв, что он не собирается ради нее уходить из семьи, та продемонстрировала горе-любовнику все прелести женской мести.

Утром Наташа положила на стол начальницы заявление об уходе. Положенные по закону две недели Наташа отрабатывала через силу. На работу, которую так любила, ходила как на каторгу. Сотрудники ничего не понимали и только шушукались за ее спиной. Каково же было Наташино удивление, когда буквально за день до ее ухода выяснилось, что сам Симаков вовсе не увольняется! «Помирились!» — поползли слухи по коридорам офиса. Начальница вызвала Наташу к себе: «Наталья Игоревна, я хочу извиниться перед вами. Вы правы: не надо смешивать работу и личные дела. А вот я, подписав ваше заявление об уходе, пошла у эмоций на поводу, тогда как на самом деле считаю, вас хорошим специалистом и не хочу, чтобы вы покидали наш коллектив. Я и в самом деле всегда была довольна вашей работой. Прошу вас, останьтесь... Ну что, мир?». Поразмыслив, Наташа осталась, и не пожалела. За время, проведенное в стенах этой компании, она получила столько опыта и знаний, что через три года благополучно пошла на повышение. И никакие «дворцовые интриги» не помешали ей сделать карьеру.
    Copyright© ООО <Институт системного анализа социальных проблем мегаполисов>